ДомойПолитикаВ Брюсселе вновь пообещали Украине вступление в ЕС: игра продолжается

В Брюсселе вновь пообещали Украине вступление в ЕС: игра продолжается

Насколько реальны перспективы Киева

Украина принадлежит к Европе, и потому ЕС готов принять ее. Подобное заявление прозвучало на фоне обострения последних дней, но не из Киева, что было бы ожидаемо в рамках привычной риторики местных властей, а из Брюсселя: от председателя Европейской комиссии Урсулы фон дер Ляйен. Однако, несмотря на слова поддержки и даже серьезную практическую помощь от ЕС, интеграция Украины в краткосрочной перспективе по-прежнему выглядит маловероятной — мы разбирались, почему.

В интервью каналу Euronews Урсула фон дер Ляйен, говоря о российско-украинском кризисе, выразила надежду на то, что Москва и Киев смогут найти дипломатическое решение.

«Конечно, важно, чтобы украинская сторона согласилась на мирные переговоры и чтобы условия устраивали ее. В общем, всегда лучше вести мирные переговоры, чем воевать», — отметила она.

Киев уже действительно выразил согласие сесть за переговорный стол и даже — что отдельно отметил пресс-секретарь Кремля Дмитрий Песков, — с новой деталью. А именно — с предварительной готовностью сохранять внеблоковый статус. Речь, впрочем, идет лишь о НАТО (Североатлантический альянс как раз и позиционируется как военный блок), а не о Евросоюзе (представляющем, в первую очередь, политическое объединение). Потому громкие слова главы ЕК пока не вступают в противоречие с нынешними переговорными перспективами.

«Они (Украина) — одни из нас, и мы хотели бы их вступления (в ЕС)», — подчеркнула фон дер Ляйен.

Однако любопытна другая деталь: заявление председателя Еврокомиссии прозвучало на следующий день после одобрения всеми членами ЕС поставок украинской стороне оружия, впервые в истории Союза. Как подобное обстоятельство скажется на перспективах урегулирования между Москвой и Киевом — вопрос пока открытый.

Даже если Украина действительно согласится отказаться от перспектив вступления в НАТО в обмен на спокойную евроинтеграцию, на этом пути есть ряд препятствий.

Во-первых, мнение, выраженное фон дер Ляйен, не отражает позиции всего ЕС. Казалось бы, согласование оружейных поставок говорит о единстве мнений в «общеевропейском доме», но стоит вспомнить, что именно Брюссель вкупе с международными кредиторами вроде МВФ в свое время выдвинул Украине ряд предварительных условий для интеграции. И речь идет не только об общих положениях, вроде того, что страна должна доказать приверженность «демократическим европейским ценностям».

От Киева требуются конкретные меры по борьбе с коррупцией, повышению экономических показателей и т. д. В свете обострения отношений Запада с Россией эти проблемы будто бы отошли на второй план. Но очевидно, что при стабилизации ситуации многие государства ЕС, пусть и согласившиеся сейчас с поставками оружия Киеву, вполне могут вернуться уже к конкретной внутриукраинской обстановке. 

Читать также:  Спецоперация России на Украине: онлайн-трансляция 3 апреля

Стать членом Евросоюза можно лишь при согласии всех уже состоящих в нем стран (решение принимается на уровне Европейского совета, высшего органа власти ЕС), и добиться единого мнения будет непросто.

Во-вторых, несмотря на хлесткое заявление главы ЕК об «одних из нас», оно выглядит как минимум преувеличением, учитывая проблемы Брюсселя с уже имеющимися партнерами, например, в Варшаве и Праге. Евросоюз неоднократно устами различных функционеров и структур критиковал политику той же Польши как несоответствующую общим ценностям (достаточно вспомнить решение польских властей на запрет абортов). Что касается Чехии, то и у нее ряд принципиальных разногласий с партнерами по ЕС, включая, в частности, миграционные вопросы. Далеко не факт, что и украинцы, когда встанет вопрос о евроинтеграции, во всем будут разделять взгляды большинства стран и предъявляемые требования.

В-третьих, не в пользу Украины может сыграть проблема Крыма. Для ЕС принципиальна территориальная целостность государства и отсутствие спорных вопросов. В этой связи, конечно, в качестве контрдовода можно вспомнить Кипр, часть которого оспаривается турецкой стороной, но это не помешало принять островное государства в состав ЕС целиком в 2004 году. Тонкость в том, что сама Турция к тому моменту уже пять лет как находилась в статусе кандидата в члены Союза, имея за плечами и внушительный опыт строительства «общевропейского дома». В крымском вопросе подобный сценарий априори нереализуем.

Наконец, вопрос в сроках. Уже упомянутая Турция более 20 лет ожидает членства в ЕС (а «ассоциированным членом» предшествовавших ему объединений она стала еще в 1964-м). При этом сторонники принятия страны в Союз апеллируют к ее мощной экономике, развитым вооруженным силам и стратегически важному положению. Украина со своей стороны похвастать этим не может. Даже при выполнении ранее предъявленных ей требований, от страны потребуются и детализированные «дорожные карты», а не просто рапорт от успехах и приверженности общим ценностям. Согласование этих документов может занять годы: например, Грузия, еще с 2017-го имеющая с ЕС безвизовый режим (многие на бытовом уровне ошибочно воспринимают это как присоединение), лишь в 2024-м готовится подать официальную заявку на членство, и сроки ее рассмотрения неизвестны.

В этих условиях слова фон дер Ляйен вкупе с военной активностью могут, пусть и ободрив украинскую сторону, сыграть с нею злую шутку — дав ложную надежду и, в худшем случае, даже осложнив будущие переговоры Киева с Москвой. В то же время, заявления в духе главы Еврокомиссии звучат регулярно и в более стабильные, чем сейчас, времена. Потому, наверное, было бы правильно относится к подобной риторике как к неизбежному «жесту вежливости».

СТАТЬИ ПО ТЕМЕ

НОВОЕ НА САЙТЕ