ДомойПолитикаЭксперт назвал тайные цели Польши в конфликте на Украине

Эксперт назвал тайные цели Польши в конфликте на Украине

Чем объясняется особый интерес Варшавы к спецоперации России

Несмотря на то, что на состоявшемся на днях экстренном саммите НАТО авантюрная идея Варшавы отправить на Украину «международную миротворческую миссию» (желательно под эгидой Североатлантического альянса) не получила одобрения со стороны «старших товарищей», Польша явно не прочь вмешаться в украинский конфликт. О перспективах польского вмешательства в события на Украине рассказал президент Всероссийской полицейской ассоциации, доктор юридических наук, заслуженный юрист России, профессор, генерал-лейтенант Юрий Жданов.

– Юрий Николаевич, а откуда появилось такое мнение, что Польша готова поучаствовать в конфликте на Украине?

– Поляки сами открыто твердят об этом буквально на каждом углу, причем на самом высоком уровне. Начнем с того, что их национальная идея – возрождение Речи Посполитой «от можа до можа». То есть – от Черного моря до Балтийского, в границах XVIII века до первого раздела Польши. А для этого придется отобрать территории как минимум у пяти государств – России, Украины, Литвы, Белоруссии, Германии. Ну, может, еще у Чехии, Латвии и Молдовы, как карта ляжет.

– У этой мечты есть какие-то шансы на воплощение?

– Недавно появились. Приобретение такой недвижимости без солидного спонсора невозможно. И такой спонсор объявился: не поверите – США. Президент Байден не случайно засветился на днях в Польше. Причем, выступил с зажигательной речью не в столице − Варшаве, что было бы логично для главы государства, прибывшего в другое государство. А в заштатном приграничном городке Жешув. Это всего в 146 километрах от региональной столицы украинской Галиции города Львова. Эту территорию – Западную Украину, Галичину – поляки искренне считают исконно польской, насильственно отторгнутой у них злым Сталиным. Их убежденность в своей правоте и вера в торжество «своей справедливости» настолько велика, что в Жешуве дислоцировано знаменитое воинское соединение − 21–я бригада Подхальских стрелков 18-й механизированной дивизии. До 1939 года это была 21-я горная дивизия «подхалянских стрелков», по имени южнопольского городка Подхале. Это – егеря, великолепно обученный горный спецназ тех времен. Изюминка в том, что и тогда, и сейчас они единственные, кто носили и до сих пор носят не традиционные для Войска Польского конфедератки, а фетровые гуцульские шляпы, принятые у карпатских жителей. Посыл прозрачный – именно себя они считают настоящими хозяевами всех Карпат. И, видимо, собираются вернуться на якобы свои бывшие земли. А их традиционная эмблема, к которой они крепят красивое орлиное перо, — «сломанный крест-свастика на двух прутиках». Да-да, именно свастика. И цветок эдельвейса. Ничего не напоминает?

– Символично. Но вернемся к выступлению президента США в Польше…

– Он ни много ни мало, подталкивал поляков к некой миротворческой, «гуманитарной» миссии на Украине. Западные аналитики напоминают, что поляки недавно сами выступили с инициативой отправки миротворческой миссии на Украину, что вызвало резкий отпор со стороны России и обещание, что это будет расценено как акт агрессии. Вопрос, который, несомненно, стоит перед странами НАТО, до каких пор они смогут воздерживаться от прямого конфликта с Россией. И идея послать польскую миротворческую миссию, скажем по просьбе польского населения, проживающего на Западе Украины, − некий пробный шар.

Заранее известно, что одобрение Брюсселя и Соединенных Штатов если и последует, то в единственном случае: если Польша решится заняться смертельно рискованным миротворчеством на Украине не в рамках альянса, а на собственный страх и риск. С тем, чтобы в случае неудачи не втянуть всю НАТО в прямое вооруженное столкновение с Россией.

То есть все же допускается, что страна − член НАТО может самостоятельно участвовать в военном конфликте?

– По факту так уже и происходит. Устав НАТО не запрещает своим членам помогать другим странам, входящим с ним в военные альянсы. Так, Турция захватила часть территории Сирии без всякого разрешения НАТО. Кроме того, есть военный альянс AUKUS, куда входят США, Англия и Австралия. А кто может помешать США как члену этого альянса поддержать Великобританию в ее помощи Украине без всякого НАТО?

– Ну, Великобритания объявила, что не собирается отправлять своих солдат на Украину. А Польша?

– А вот Польша, видимо, желает. Есть информация, что Войско Польское начало доукомплектование дивизий, стоящих на востоке страны, до штатов военного времени. Это пока мало кто замечает на фоне конфликта на Украине. Напомню, численность польской армии − 160 тысяч человек плюс миллион резервистов. Так вот, первой пополнение запасниками начала получать и без того самая мощная в этой армии 18-я механизированная дивизия, общая численность которой вот-вот будет доведена почти до 20 тысяч солдат и офицеров. Ее штаб и управление, а также 1-я Варшавская бронетанковая бригада имени Тадеуша Костюшко дислоцированы под Варшавой. Это в суточном переходе от белорусского Бреста.

Другая бригада 18-й механизированной дивизии − та самая 21-я Подхальских стрелков имени бригадного генерала Мечислава Борута-Спиховича, как я уже говорил, − у города Жешув.

Третья − 19-я Люблинская механизированная бригада имени Францишека Клееберга − в Люблине. Это 121-й километр по прямой от того же Бреста.

– Так все же куда нацелились польские «миротворцы» — на Западную Украину или на Белоруссию?

– С одной стороны, они бы желали в «гуманитарных целях» остановить Россию хотя бы на подступах к Карпатам. Но, с другой стороны, белорусское направление для польских генералов тоже очень заманчивое. Так, осенью прошлого года под предлогом остановки нелегальных мигрантов с Ближнего Востока началось спешное выдвижение к границе с Белоруссией танковых и механизированных соединений.

Из Нижнесилезского воеводства на границе с Германией под Брест − 10-й бронекавалерийской бригады имени генерала брони Станислава Мачека, на вооружении которой танки «Леопард», САУ 2С1 «Гвоздика», РСЗО «Лангуста». На Волковысское операционное направление из города Щецин − 12-й механизированной бригады имени генерала брони Юзефа Халлера, на вооружении − колесные боевые машинах пехоты типа «Росомаха».

На белорусский город Гродно с той поры нацелена 15-я Гижицкая механизированная бригада имени Завиши Черного и 9-я бронекавалерийская бригада 16-й Поморской механизированной дивизии имени короля Казимира IV Ягеллончика.

За этими соединениями с прошлой осени расположились 1-я Поморская и 10-я Опольская бригады тыла, а также 6-я воздушно-десантная бригада и подразделения спецназа «Нил».

По сути, создан первый эшелон возможного удара по Белоруссии. А успех этого удара должна развить уже упомянутая 18-я механизированная дивизия.

– А есть шансы для такого успеха, чтобы его развивать?

– Не секрет, что шансы на успех внезапного удара по Белоруссии давно обсуждают в Варшаве. С осени 2021 года, когда началось выдвижение польских танков почти к окрестностям Бреста и Гродно, эти обсуждения идут особенно активно. Причем, вероятность победного блицкрига военными специалистами этой страны оценивается весьма высоко. Но при одном непременном условии.

Читать также:  Эксперты назвали основные факторы второго этапа спецоперации

– Каком именно?

– Об этом в ноябре минувшего года предельно откровенно высказался бывший командующий Сухопутными войсками Польши генерал Вальдемар Скшипчак. В интервью газете Super Express он заявил, что «Минск слишком слаб», и что если конфликт начнётся без поддержки России, то «три дня − и Беларусь будет нашей».

– Они всерьез рассчитывают, что мы оставим Белоруссию без поддержки?

– Они рассчитывают, что могут уловить удачный момент. Вот как сейчас. Из-за событий на Украине именно в эти дни и месяцы на белорусском направлении у России слишком тесно связаны руки. Что выглядит серьёзным соблазном для польских политиков и полководцев попытаться осуществить свою стародавнюю мечту о выкапывании из пепла истории Речи Посполитой. Если изготовившиеся к броску поляки на самом деле начнут в ближайшее время войну с Белоруссией, наша воинская группировка на Украине окажется в сложнейшем стратегическом положении.

Так что к возможной польской угрозе надо относиться серьезно, без шапкозакидательства. После гипотетического перехода Польши в наступление на Брест или Гродно наш общий с белорусами фронт мгновенно увеличится почти на 400 километров белорусско-польской госграницы. Полагаю, наш Генштаб все эти факторы учел.

– А сами белорусы смогут что-то противопоставить полякам?

– Смогут, конечно. Но они втрое уступают в численности пехоты и танков. Да, у белорусов очевидный перевес в тяжелой артиллерии и реактивных системах залпового огня. И в противоборстве в воздухе предпочтение какой-либо из сторон отдать трудно. У поляков в целом больше ударных самолетов. Но часть из них явно устаревшей конструкции. Зато у белорусов могучая и достаточно современная система ПВО.

– То есть в любом случае блицкриг полякам, если представить, что они осмелились бы на прямой вооруженный конфликт, не светит?

– Не светит. За три дня, как мечтается польским генералам, такие крупные мегаполисы, как Минск (население 2 миллиона человек), Гомель (535 тысяч), Могилев (400 тысяч), Витебск (378 тысяч) и другие лихим уланским наскоком не взять. Я уже и не говорю о другой мечте польских вояк − российском Калининграде. Польский гонор, конечно, могучая сила, но тут уже в дело вступит Балтийский флот, против которого у поляков нет шансов. Как, впрочем, и у любой другой отдельно взятой страны региона.

– Пока возможность прямого боестолкновения Польши с восточными соседями кажется гипотезой, Варшава активно ведет информационную, психологическую войну…

– Очень даже активно! Для этого у них есть секретное подразделение «Черные пауки». Первый заместитель председателя Комиссии по развитию информационного сообщества, СМИ и массовых коммуникаций Общественной палаты России Александр Малькевич после событий в Белоруссии в 2020 году на экспертно-медийном форуме «Информационная безопасность Союзного государства: современные вызовы и новые технологии» рассказывал, что «Черные пауки» − центральная группа психологических операций, которая расквартирована в городе Бытгоще. Оно подчиняется управлению разведки и электронной борьбы сухопутных сил Войска Польского.

– Что из себя представляет эта структура?

– В «Черных пауках» работает около 200 человек − кадровые военные, специалисты в области IT, психологии, социологии, 70% сотрудников владеют несколькими иностранными языками. Они специализируются на проведении психологических операций в интернете или с помощью информационно-коммуникационных технологий. Они же курируют, и эта информация не скрывается в Польше, целую «грядку» оппозиционных информационных ресурсов, которые действуют на территории Беларуси.

На эту деятельность польских спецслужб обратили внимание в России, так как она — абсолютная калька с тех Telegram-каналов, которые были апробированы в Белоруссии. Такая же матрица была создана и для российской аудитории. Один канал специализируется на распространении инструкций, агитматериалов, другой − тематическая мрачная информационная лента.

«Черные пауки» засветились и в событиях в Казахстане в начале этого года. Многие пользователи отметили, что ключевым Telegram-каналом, освещавшим ход массовых протестов в Казахстане, стал канал NEXTA (признан экстремистским в Белоруссии), ранее активно уже использовавшийся для координации протестов в Белоруссии и находящийся под внешним управлением польских спецслужб.

Данная структура, вполне естественно, нигде публично о себе предпочитает не заявлять. Однако есть основания предполагать, что активным вбросом фальшивок для раскачивания ситуации в Белоруссии занимались польские интернет-ресурсы NEXTA и NEXTA Life (признаны экстремистскими в Белоруссии), и что их работа контролируется и направляется непосредственно руководством польской Центральной группы психологических действий.

По мере того, как на протяжении нескольких дней разгорался конфликт в Казахстане, этот находящийся за пределами страны информационный ресурс размыл изначальные вполне конкретные требования протестующих, делая упор исключительно на политические требования и собственную их интерпретацию, невольно заставляя проводить параллели с «Арабской весной». Стоит заметить, находящиеся на территории Польши «поджигатели» делали все возможное для того, чтобы не дать конфликту погаснуть как можно дольше.

Помимо этого, один из упомянутых телеграм-каналов стал призывать идентифицировать личности бойцов миротворческого контингента ОДКБ, направленного в Казахстан, явно для проведения злонамеренных акций в отношении них.

По почерку нацистской пропаганды на Украине также видны методы работы польских «Черных пауков».

А в самой Польше эти «Черные пауки» действуют или они только для внешнего применения?

– Именно «Черные пауки» взращивают неонацистские структуры в Польше и управляют ими.

Например, благодаря их деятельности прошел в Варшаве 11 ноября 2017 года, в День независимости Польши, самый крупный в Европе за все послевоенные годы марш ультраправых. Они шли в балаклавах и с прочей неонацистской атрибутикой − от факелов до лозунгов: «Белая Европа!», «Чистая нация, чистая Польша!», «Беженцы – вон!» и так далее. В интервью СМИ участники марша требовали «очистить» власть от «инородцев» – в первую очередь, евреев. В марше участвовало до 100 тысяч человек. Тогда в польскую столицу съехались ультраправые из Швеции, Венгрии, Словакии и других стран. Можно сказать, что Варшава в те дни стала международным центром неонацизма, похожим на Берлин в праздники в 1930-1940-х годах. Впрочем, «Черные пауки» направляют энергию польских неонацистов и на внешних «врагов». В числе транспарантов, которые несли участники, был и такой: «Львов и Вильно, мы о вас помним!» Польские националисты настаивают, что Волынь, Галичина и вся Литва – это исторические земли поляков, которые надо бы вернуть.

СТАТЬИ ПО ТЕМЕ

НОВОЕ НА САЙТЕ